• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:50 

Ну вот, сегодня понедельник, а значит мы побывали в первый раз в больнице. Если прошлый наш поход был ознакомительный, то сегодня у меня был полноценный рабочий день. Нам с Меркурьевым (однокурсник) выдали медицинские халаты, (купленные специально для нас), описали нам график работы и отправили по больным. Обход состоял из трёх частей: прежде всего нужно было идти к серьёзно больным людям и оказывать им первую помощь. Это действительно тяжело больные и исхудавшие - как правило бездомные. Заросшие, бьющиеся в температурной лихорадке, бредящие, немытые, грязные, страшно пахнущие, покрытые фурункулами и рытвинами, они моргали подслеповатыми глазами и с трудом ворчали что-то нечленораздельное. Тонкие руки и ноги почти не имели мышц, бледная кожа обтягивала кости. Суставы тоненьких ног не желали сгибаться, выгибаясь и навсегда застыв в неестественном положении. Такой больной, упав с узенькой койки, стоящей в коридоре, не мог самостоятельно подняться. Старики вынуждены по несколько часов лежать так на полу, голыми, в подгузниках, не двигаясь, пока их кто-то не заметит. Такого больного надо поднять, (вот тут и годимся мы), положить на койку, сменить ему памперсы, протереть омертвевшую, чёрную кожу. Сегодня мы проверили дюжину больных - кому-то нужна была помощь, кто-то отказывался от неё, а кто-то просто умирал. Перевернув женщину мы обнаружили кровать в крови - её подгузник был пропитан кровью. Не знаю, от поноса ли или мочи, но ей осталось не так много. Мы прочли канон отделения души от тела - после общего обхода остались и тихо, не мешая остальным пациентам, листали книгу. Ногти стигли. Ну, как таковых, ногтей не было - то был сплошной грибок, пожиравший пальцы и смешавшийся с нервными окончаниями. Работая щипчиками над такими руками приходилось придавливать руки больного локтями, так как из-за страшной температуре его лихорадиро и тряска в общем теле отдавалась до самых пальцев. Нужно постоянно говорить с таким, шептать, утешать, петь колыбельные. Часто менять перчатки, мыть руки, обрабатывать рытвины и гниль специальными растворами. Марлевые повязки не могут защитить от страшной вони, потому надо при работе порой задерживать дыхание.
После работы смотришь на свои руки и они кажутся тебе чем-то ненормальным. Чистые пальцы, правильные и ухоженные ногти - нечто насколько красивое кажется тебе невозможным. Хочется в душ. Сильно-сильно.

03:42 

Интерес возрастает...

Императрица Елизавета Петровна крайне удивила лекарей, когда за полминуты до смерти поднялась на подушках и, как всегда, грозно, спросила: "Я что, все еще жива?!". Но, не успели врачи испугаться, как все исправилось само собой.

Граф Толстой последнее, что произнес на смертном одре: "Мне бы цыган услышать - и ничего больше не надо!"

Композитор Эдвард Григ: "Ну что ж, если это неизбежно...".

Павлов: "Академик Павлов занят. Он умирает".

Знаменитый натуралист Ласепед отдал распоряжение сыну: "Шарль, напиши крупными буквами слово КОНЕЦ в конце моей рукописи".

Виктор Гюго: "Я вижу черный свет...".

Юджин О`Нейл, писатель: "Я так и знал! Я так и знал! Родился в отеле и... черт побери... умираю в отеле".

Единственное, что успел сказать перед смертью Генри VIII: "Монахи... монахи... монахи". В последний день жизни его мучили галлюцинации. Но наследники Генри на всякий случай устроили гонения на все доступные монастыри, подозревая, что короля отравил кто-то из священников.

Джордж Байрон: "Ну, я пошел спать".

Людовик XIV кричал на домочадцев: "Чего вы ревете? Думали, я бессмертен?"

Отец диалектики Фридрих Гегель: "Только один человек меня понимал на протяжении всей жизни... А в сущности... и он меня не понимал!".

Вацлав Нижинский, Анатоль Франс, Гарибальди перед смертью прошептали одно и то же слово: "Мама!".

"Подождите минуточку". Это сказал Папа Римский Александр VI. Все так и сделали, но, увы – ничего не получилось, папа все-таки скончался.

Еврипид, который, по слухам, был просто в ужасе от близкой кончины, на вопрос, чего может бояться в смерти такой великий философ, ответил: "Того, что я ничего не знаю".

Умирая, Бальзак вспоминал одного из персонажей своих рассказов, опытного врача Бианшона: "Он бы меня спас...".

Пётр Ильич Чайковский: "Надежда!.. Надежда! Надежда!.. Проклятая!"

Михаил Романов перед казнью отдал палачам свои сапоги: "Пользуйтесь, ребята, все-таки царские".

Шпионка-танцовщица Мата Хари послала целящимся в нее солдатам воздушный поцелуй: "Я готова, мальчики".

Философ Иммануил Кант произнес перед самой смертью всего одно слово: "Достаточно".

Один из братьев-кинематографистов, 92-летний О. Люмьер: "Моя пленка кончается".

Ибсен, пролежав несколько лет в немом параличе, привстав, сказал: "Напротив!" - и умер.

Надежда Мандельштам - своей сиделке: "Да ты не бойся".

Сомерсет Моэм: "Умирать - скучное занятие. Никогда этим не занимайтесь!"

Генрих Гейне: "Господь меня простит! Это его работа".

Иван Сергеевич Тургенев на смертном одре изрек странное: "Прощайте, мои милые, мои белесоватые...".

Поэт Феликс Арвер, услышав, что санитарка говорит кому-то: "Это в конце коЛидора", простонал из последних сил: "Не коЛидора, а коРидора" и умер.

Художник Антуан Ватто: "Уберите от меня этот крест! Как можно было так плохо изобразить Христа!"

Оскар Уайльд, умиравший в гостиничном номере, оглядел угасающим взором безвкусные обои на стенах и вздохнул: "Они меня убивают. Кому-то из нас придется уйти". Ушел он. Обои остались.

А вот последние слова Эйнштейна канули в Лету - сиделка не знала немецкого...

01:08 

Закат

Ехал с другом в автобусе мимо моря. Холодно было, но вид потрясающий. Море цвета белесной лазури и небо, окрашенное тысячу раз, сотнями красок. Я улыбнулся и, как ребёнок воскликнул: "Вот об этом я мечтал весь год, понимаешь? Об этом! Чтобы ты, чтобы небо, чтобы море!". Он махнул рукой, в стиле "Видел лучше", но я, как заворажённый, смотрел на закат. Удивительная красота.
Надо одеться потеплее, чай в термосе взять и рвануть на этой недели к пляжу, как раз на нечто подобное. Ведь я почти каждый вечер вижу такие закаты!
Счастливый я человек.

Чай, море, небо и старый друг. И ни-ка-ких девиц.

20:48 

Крестик

Ах да, забыл совсем. Встретился на днях с архиепископом Элладским. Патриархом Греческим.
Он мне крестик подарил. Красивый.

Приеду домой, подарю другу.
Осталось найти друга, который принял бы это.
Ни одного христианина. Вообще.
Сатанисты, язычники, атеисты, агностики - друзей у меня много.
Но ни одного того, кто просто верил бы.

Жалко, конечно.
Но я всё равно их люблю)

@настроение: Простое, душевное

22:35 


01:48 

Сегодня помогал бомжу. Говорил, умывал, чистил, поил святой водой.
У него раны по всему телу, плоть видна. Кости сломаны, руки непропорционально худые, кривые, а на них сверху налеплены опухшие кисти со сломанными пальцами, костяшки которых разорвали кожу и вместе с мясом вываливаются наружу. Ноги покрыты язвами, порой кожи просто нет, а заледенелые мышцы открыты напоказ.

*Сидит потерянный*
Вот после этого и хочется поговорить с кем-нибудь.
А не с кем...

21:08 

Planescape Torment. 1999 год.

На горной дороге сидел старый человек. Он не помнил, куда он шел, и кто он вообще. Он очень устал. Внезапно перед ним появилась сморщенная старуха. Ну, спросила она, какое будет твое третье желание?
"Как третье?" - удивился старик. - "А где первое и второе?"
"Два желания ты уже использовал" - ухмыльнулась старуха. - "Твое второе желание было все забыть, поэтому все вернулось как было до желаний, и ты ничего не помнишь."
- "Ну, что ж, я в это не верю, но от желания хуже не будет" - решил старый болван. - "Тогда я хочу знать, кто я."
- "Забавно" - сказала старуха, выполняя желание - "это было твое первое желание".

Герой игры человек, проживший тысячи жизней. Бессмертный. Проклятый. Благословенный. Один-Из-Многих. Безымянный.
У него много было имён в каждой из жизней. Он был тираном, был героем, но каждый раз его находила одна и та же Сила и побеждала, лишая памяти.
Мужчина в юности повстречал ведьму, которая была заинтригована тем, могут ли люди меняться. Заинтересованная этим вопросом, (а каждый новый день рождал у неё новый вопрос), она своей невероятной властью отделила душу героя от его тела, тем самым сделав его навеки бессмертным. Мужчина жил невозможно длинную жизнь и сломал своим существованием жизни многих других людей. Он предавал, убивал и медленно сходил с ума, понимая, что эта бесконечная жизнь никогда не кончится. Тогда души тех, кого он убил объединились и одолели его, лишив памяти.
И он прожил новую жизнь, полную новых свершений. Но те души не исчезли. Они приходили к нему вновь и вновь, лишая памяти и сокрушая его могущество, как бы высоко он ни поднимался. Он ставил магические ловушки, он путешествовал по мирам, но его бессмертный Враг шёл за ним по пятам. Его Враг был его прошлым.
И вот игра начинается с того момента, как он в очередной раз просыпается, не помня то, кто он и где. И вновь вынужден искать ответа на вопрос "Как умереть?".
Классная игра. Потому что во-первых ты не способен умереть. А во-вторых это цель игры. Найти свою смертность, обрести её и закончить свои бесконечные циклы перерождений.
Хех... а самое классное в этом то, что нажимая на кнопку "Новая игра" ты, тем самым, не начинаешь новую игру. Ты просто начинаешь новую жизнь.

Новые друзья, новая любовь... бесконечный поиск своих воспоминаний и ответа на вопрос "Кто ты?". Круто.

Прошлое идёт за тобой. Но победить не удасться. Дело в том, что и это ты уже пробовал. Ты был злодеем, ты был героем. Ты разрушал миры, ты спасал людей. Ты был Богом, а был рабом. Ты прошёл круг своей жизни тысячи раз... а это просто шанс прожить его 1001 раз. Ты можешь выбрать новую любовь, найти себе человека по душе, а можешь быть со старой, помнящей тебя ещё с прошлой твоей жизни. Можешь приобрести новых друзей, а можешь напомнить старым о долгах. Можешь прожить жизнь в своё удовольствие, просто ещё раз играя героя или злодея, а можешь попытаться разорвать этот круг раз и навсегда.
У игры множество концовок.
И пока что я нашёл одну. Я где-то на середине игры и я наконец-то нашёл способ умереть. Это очень сложно, но я нашёл.
Но когда я нашёл мне стало страшно. Мне реально стало страшно умирать, не вернув себе душу. Вдруг я просто обернусь пеплом и прекращу своё существование? Не Верхний план и не Нижний, а Ничто? Пустота, Забвение, Бездна.
И, испугавшись смертности, я не захотел её. Я пожелал просто остаться с друзьями на ещё одну жизнь. А умру я... пускай в следующей. Или просто позже...

Planescape Torment.
1999 год.

@темы: Planescape Torment, игры, старые игры

19:46 

Гарольд Кэмпинг - "Конец Света"

Некоторые считают, что нас ожидает 21 мая 2011 судный день. Именно это предсказал проповедник из США Гарольд Кэмпинг. Он основывает свое пророчество на библейских текстах и математическом анализе. Согласно предсказанию Кэмпинга 21 мая 2011 года произойдет нечто, что положит конец существующей ныне цивилизации. Конец света 21 мая 2011 коснется большинства населения Земного шара. Выживут только 2 % землян, но что будет дальше пророк умалчивает.

Я отрицаю этого лжепророка и подвергаю сомнению как его образованность, так и его психологическую вменяемость.
На то у меня есть множество аргументов:

1) Во-первых, пророков больше нет. Вообще. Суть, форма и общая черта каждого пророка заключалась в одном единственном, неизменном предсказании - пришествии Миссии. То-есть Спасителя, Господа Иисуса Христа. Он пришёл, был распят, вознёсся. Всё. Пророков с тех пор не было. Были чудотворцы, были святые, были мученики - да. Были даже предсказатели - Сергий Радонежский тому в пример. Но пророков не было. Так что его можно со всеми основаниями считать лжепророком.

2) Во-вторых, пророчество это не предсказание будущего. Сказать, упадёт на землю метеорит или же пролетит мимо может и простой астроном - но пророчеством это считаться не будет. Это будет всего лишь выводом его научных и математических вычислений. Пророки вещали гласом Божьим и через них говорил Господь. Через Кэмпинга никто не говорил - как он сам утверждает "Он основывает свое пророчество на библейских текстах и математическом анализе." Что прекрасно может сделать любой атеист, сатанист или просто агностик. Станут ли они от этого пророками? Нет.

3) В третьих, если перейти на Библейскую основу, то вот цитата из Нового Завета:
«О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один; но как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого: ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех,— так будет и пришествие Сына Человеческого» (Матфея 24:36—39).
Иисус Христос подтверждал это, отвечая на вопросы своих учеников, апостолов: "О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один";. (Мк. 13:32).
Будет ли утверждать Кемпинг, идя против своей "основы" - Библии, что он есмь Бог Отец? Не думаю...

4) Далее - Гарольд Кемпинг это математик и инженер, а не богослов. Его старческое сознание крайне узкомыслящее и он составляет свои "пророчества" исключительно на своей логике. Которая, стоит заметить, уже ни раз его подводила - больше 15 лет назад он уже объявлял Конец Света который... так и не пришёл. Сейчас он вышел на второй разбег, собираясь "уж в этот-то раз точно угадать с Концом Света".
Пускай ждёт...

5) Идём в пятый пункт - Гарольд считает, что Бог лично даровал ему "неопровержимые докозательства" того, что Конец Света будет. Довольно подозрителен тот факт, что Господь решил вещать именно через него, а не через своих, вне всякого сомнения, более чистых и благочестивых последователей. Мир полон по-настоящему честными монахами, монашками и священниками. Да, их не много, но они есть. И отчего именно они не имеют представления о том "пророчестве", что "Господь" послал старому маразматику просто не понятно.

6) Если Гарольд действительно черпает свою информацию из Библии, тогда он должен был ознакомиться со всеми её частями - включая небезызвестные книги апостолов, что носят названия "Евангелия". Ну, знаете, от Иоанна, Луки, Марка, Матфея... а так же он, возможно, должен был знать, что Иоанн написал не только Евангелие. Но и Апокалипсис.
Ту самую книгу, в котором идёт предсказание Конца Света. И которого народ христианский ждёт две тысячи лет.
Описание конца света Гарольда никак не соответствует Апокалипсису. Никак. А потому он ни коем образом не может голословно считать, что он делал свои лже-предсказания по Библии.
С тем же успехом он мог бы предсказывать по Корану, скрижалям или книгам Ника Перумова.

7) Никакому "математическому анализу" Библия - что Новый Завет, что Ветхий, не может быть подвержена. Вообще. Хотя бы по тому, сколько в ней несоответствия. В том же самом Коране числовых и математических ошибок меньше, чем в Библии, в десятки раз.
Потому что Коран писал один человек. А Библию множество - на протяжении веков. Если не тысячелетий. (Речь о Ветхом Завете).
Новый же завет писали около ста лет четыре разных человека (Евангелиста - ученики Христовы). И писали они по своим воспоминаниям. Никакой глобальной коррекции Библия подвержена не была. Ни одна буква в Библии за эти две тысячи лет не была тронута.
Потому общие события совершенно согласованны в каждом Евангелии, а вот числа не совпадают. Один Евангелист утверждал, что обращённых было 700, другой что 1200, а третий и вовсе сошёлся на 4 сотнях. Потому выводить какие-то "математические алгоритмы" из Библии нет смысла. Совершенно.
Она просто математически не согласованна. Ей это и не надо.

02:46 


16:30 

Вчера ходил на концерт death metall-а.
Куча народа - но все уроды. Ни одного красивого лица. Я уж не говорю про девушек - все образины. Все крашенные, и почти все разделены на два типа: маленькие (что курили с самого детства) и толстые. В сочетании с мощной беспредельной косметикой это были просто чудовища...
В принцыпе, тяжёлую музыку я люблю - металл тоже. Но находясь в том месте я заметил изменение в своём поведении. Будто бы начал "делать как все". Хоть до мата не опустился.
Словив себя на подобном я постарался найти в себе что-то твёрдое, незыблемое, чтобы не опустится. Чтобы не напиться, не забыться.
Вспомнил Пасху.
А я же не сам пришёл - я у друга попросил, лучшего, чтобы он меня сводил. Друг этот металлист - бывший верующий, бросивший миссионерскую академию.
Я к нему поворачиваюсь, улыбаюсь, и говорю: "Христос Воскресе". Он так внимательно на меня посмотрел, затем кивнул, и подтвердил: "Воистину Воскресе".
Я встал из-за стола и подошёл к сцене. Прямо вплотную к колонкам. Играло что-то ну очень смертельное и ну очень тяжёлое, но... я почти не слышал этого. У меня Пасха стояла пред глазами, хор пелся, лились молитвы. Вот прошла одна песня, другая, народ колбасит - волосами вращают, ногами дрыгают, а я стою всё и пытаюсь услышать музыку сквозь Пасхальный хор. А он до того громкий, что тяжёлый металл ну просто не проходит. Я оборачиваюсь - а вокруг сморщенные, жестокие и изуродованные лица. Тут сластика, там пентаграмма - черти вокруг, а не люди. Я как-то вздохнул и решил уходить: и скучно, и тихо, и просто пусто тут было. Подошёл к другу и отчитался ему, дескать, "Я пойду". Затем я вновь обернулся на те лица и спросил его "А ведь у тебя нет здесь друзей, верно?".
На что он мог только кивнуть.

А я шёл домой ночью и пел Пасхальные песни. Я был, в последствии, ни раз ещё на таких концертах. Уж больно я металл люблю.
Но тот раз во многом был особенный.

13:32 

Во всяком зле есть кроха добра

Никогда не любил эти тонкие стены между комнатами. Всё прослушивается. Но когда мама начала падать в обморок, а я спал в соседней комнате ей стоило лишь тихонько постучать по стенке, как я проснулся.

22:41 

Ведьмак 2

Вот это графика! Вот это обещания! И в тот же месяц выходит, что и Dragon Age II! АААА!! Я не сдам экзамены с этими ужасными играми!!


22:29 

Ну вот я и вернулся после занятий. Отец Игорь... как всегда в своём репертуаре. За полтора часа я почувствовал себя полным идиотом не меньше чем n, нет, даже m раз! То-есть кол-во это просто неисчислимо. Убедившись, что я дятлу подобен, Батюшка посадил меня перед компьютером (дескать - "Учи!"), а сам удалился. Я вновь переучивал Вселенские Соборы - но то, что я раньше выучил за месяц сегодня я выдолбил за час. Наконец, отбарабанил ему (года, кол-во епископов, суть Собора, подвергаемую анафеме ересь, её суть, ересиарха, местоположение происходящего, политическое положение, имена Императоров при Соборе и т.д. и т.п.). Ура!
Конец второго Блока подходит к концу. К сожалению, лишь подходит, ещё не завершился. И у меня времени до конца лета, чтобы выучить все 4 Блока.
Ой-йой...

Из мелочей:
Иконы у него намоленные. Стоишь, и тебя до самых кончиков пальцев пронизывает. Ух...

Дорога домой ночью прекрасна. Едешь в автобусе, а ни зги не видно. Деревья, деревья, деревья мелькают. Музыка в ушах - что-нибудь хорошее, тихое, спокойное. А тут лес кончается и... море. Ночное. Тёмное. Как будто бездна распростёрта. А над ней город, весь в огнях. По побережью вереница фонарей, что освещают снежные тропинки тёплым оранжевым светом. И, наконец, в конце золотой аллеи памятник "Русалки", освящённый перламутровым ореолом...

15:49 

Лена опять приехала. Вот я сижу, ем Лондонские конфеты (не осуждайте - это моя специальность) и готовлюсь к сегодняшней вечерней встрече со священником. Надо сдать ему с дюжину выученных тем, да ответить "Вселенские Соборы". А я в них ни бум-бумушки... эх... вдруг захотелось сыграть в Dragon Age. Опять. Снова. С самого начала. Но, увы, я его уже на дух не переношу - а в особенности безликость гл.героя. Раздражает отсутствие голоса. Трудно принимать это после Mass Effect-а.
...
Кстати о конфетах - тут такая история случилась. Остался я как-то в учительской на прошлой недели, где никого не было, как тут зашла наша учительница по конфетологии. Я на её уроках был всего раз, пропустил немерено, сильно отстал. Месяц же болел.
Она спросила, не могу ли я помочь ей с компьютером - там текста было много, надо было перепечатать. Перемены у нас между парами длиннющие, по 40-50 минут, вот я и согласился. Просто так, без всякой корыстной мысли. Я просто люблю печатать за компьютером. Да и дело это доброе.
В общем, помог ей на прошлой недели, а вот сегодня подхожу и спрашиваю: "что сдавать?". Ведь сдавать-то не мало! Она же отмахнулась и сказала, что я ей сильно помог, а оттого она мне зачёт так поставит. Взяла у меня телефон, чтобы вызвать меня когда помощь понадобится и отпустила на все четыре стороны.
Вот я стоял на остановке и меня совесть грызла. Так что тут идёт противоборство - совести с ленью.

20:03 

Влад Снегирев
"Я ушел от людей и от Бога..."


Я ушел от людей и от Бога,
Я живу у земли на краю.
Пусть над пропастью вьется дорога,
Усмиряя гордыню мою.

Здесь безлюдно, спокойно и сонно,
И доступней всех мыслей полёт.
Далеко мир остался огромный,
Даже слышно, как сердце поёт.

Постепенно с души опадает,
Словно пена морская, вся грязь;
Всё, – о чем даже разум не знает,
Что годами лежало, пылясь.

Дни за днями летели как птицы,
Что под осень стремятся на юг.
Я листал своей жизни страницы.
Тихо сосны шумели вокруг.

И, когда в тонких стенках сосуда,
Не осталось уже лишних слов,
Понял вдруг – наша жизнь это чудо,
Озаренье великих богов.

Но напрасно я думал, что буду
За порогом, за гранью всего.
Бог везде, он же здесь, он повсюду,
Просто раньше не слышал его.

Просто раньше в делах суетливых
Голос истины был приглушён.
Просто крики постыдной наживы
Там звучали и ночью и днём.

Почему нужно жить так убого?
Все на свете измерить рублём,
Уходить от людей и от Бога,
Чтоб узнать, что спасенье лишь в Нём.

2010

14:51 

БИч

Беседы с бесами


Мои болезни, горести и беды
Ведут со мною долгие беседы.
Мои ошибки, глупости, сомненья
Напрашиваются на откровенья.
И преступлений вкрадчивые лица
Мечтают опытом со мною поделиться.


С экранов бледных, с желтых листьев прессы
Вовсю вещают вдумчивые бесы.
Я в свой мирок от них стараюсь скрыться
Но им плевать на стражей на границе.
Они внутри меня уже все вместе
Стихи читают, распевают песни,
Все громче, задушевней, интересней…


И эта смесь растет, как гной нарыва,
Терзая сердце мне без перерыва.
Мое сознанье отравляя лестью,
Тщась затащить в круг разнокурвных бестий.
Когда же в горле оседает пена,
Когда в глазницах потухает сцена,
Их визг в ушах стихает постепенно,
Из сердца изгоняется измена
И не течет в артериях и венах.

18:37 

Варлам Шаламов; Колымские рассказы

НОЧЬЮ



Ужин кончился. Глебов неторопливо вылизал миску, тщательно сгреб со стола хлебные крошки в левую ладонь и, поднеся ее ко рту, бережно слизал крошки с ладони. Не глотая, он ощущал, как слюна во рту густо и жадно обволакивает крошечный комочек хлеба. Глебов не мог бы сказать, было ли это вкусно. Вкус - это что-то другое, слишком бедное по сравнению с этим страстным, самозабвенным ощущением, которое давала пища. Глебов не торопился глотать: хлеб сам таял во рту, и таял быстро.
Ввалившиеся, блестящие глаза Багрецова неотрывно глядели Глебову в рот - не было ни в ком такой могучей воли, которая помогла бы отвести глаза от пищи, исчезающей во рту другого человека. Глебов проглотил слюну, и сейчас же Багрецов перевел глаза к горизонту - на большую оранжевую луну, выползавшую на небо.
- Пора, - сказал Багрецов.
Они молча пошли по тропе к скале и поднялись на небольшой уступ, огибавший сопку; хоть солнце зашло недавно, камни, днем обжигавшие подошвы сквозь резиновые галоши, надетые на босу ногу, сейчас уже были холодными. Глебов застегнул телогрейку. Ходьба не грела его.
- Далеко еще? - спросил он шепотом.
- Далеко, - негромко ответил Багрецов.
Они сели отдыхать. Говорить было не о чем, да и думать было не о чем - все было ясно и просто. На площадке, в конце уступа, были кучи развороченных камней, сорванного, ссохшегося мха.
- Я мог бы сделать это и один, - усмехнулся Багрецов, - но вдвоем веселее. Да и для старого приятеля... Их привезли на одном пароходе в прошлом году. Багрецов остановился.
- Надо лечь, увидят.
Они легли и стали отбрасывать в сторону камни. Больших камней, таких, чтобы нельзя было поднять, переместить вдвоем, здесь не было, потому что те люди, которые набрасывали их сюда утром, были не сильнее Глебова.
Багрецов негромко выругался. Он оцарапал палец, текла кровь. Он присыпал рану песком, вырвал клочок ваты из телогрейки, прижал - кровь не останавливалась.
- Плохая свертываемость, - равнодушно сказал Глебов.
- Ты врач, что ли? - спросил Багрецов, отсасывая кровь.
Глебов молчал. Время, когда он был врачом, казалось очень далеким. Да и было ли такое время? Слишком часто тот мир за горами, за морями казался ему каким-то сном, выдумкой. Реальной была минута, час, день от подъема до отбоя - дальше он не загадывал и не находил в себе сил загадывать. Как и все.
Он не знал прошлого тех людей, которые его окружали, и не интересовался им. Впрочем, если бы завтра Багрецов объявил себя доктором философии или маршалом авиации, Глебов поверил бы ему, не задумываясь. Был ли он сам когда-нибудь врачом? Утрачен был не только автоматизм суждений, но и автоматизм наблюдений. Глебов видел, как Багрецов отсасывал кровь из грязного пальца, но ничего не сказал. Это лишь скользнуло в его сознании, а воли к ответу он в себе найти не мог и не искал. То сознание, которое у него еще оставалось и которое. возможно, уже не было человеческим сознанием, имело слишком мало граней и сейчас было направлено лишь на одно - чтобы скорее убрать камни.
- Глубоко, наверно? - спросил Глебов, когда они улеглись отдыхать.
- Как она может быть глубокой? - сказал Багрецов. И Глебов сообразил, что он спросил чепуху и что яма действительно не может быть глубокой.
- Есть, - сказал Багрецов.
Он дотронулся до человеческого пальца. Большой палец ступни выглядывал из камней - на лунном свету он был отлично виден. Палец был не похож на пальцы Глебова или Багрецова, но не тем, что был безжизненным и окоченелым, - в этом-то было мало различия. Ногти на этом мертвом пальце были острижены, сам он был полнее и мягче глебовского. Они быстро откинули камни, которыми было завалено тело.
- Молодой совсем, - сказал Багрецов.
Вдвоем они с трудом вытащили труп за ноги.
- Здоровый какой, - сказал Глебов, задыхаясь.
- Если бы он не был такой здоровый, - сказал Багрецов, - его похоронили бы так, как хоронят нас, и нам не надо было бы идти сюда сегодня.
Они разогнули мертвецу руки и стащили рубашку.
- А кальсоны совсем новые, - удовлетворенно сказал Багрецов.
Стащили и кальсоны. Глебов запрятал комок белья под телогрейку.
- Надень лучше на себя, - сказал Багрецов.
- Нет, не хочу, - пробормотал Глебов.
Они уложили мертвеца обратно в могилу и закидали ее камнями.
Синий свет взошедшей луны ложился на камни, на редкий лес тайги, показывая каждый уступ, каждое дерево в особом, не дневном виде. Все казалось по-своему настоящим, но не тем, что днем. Это был как бы второй. ночной, облик мира.
Белье мертвеца согрелось за пазухой Глебова и уже не казалось чужим.
- Закурить бы, - сказал Глебов мечтательно.
- Завтра закуришь.
Багрецов улыбался. Завтра они продадут белье, променяют на хлеб, может быть, даже достанут немного табаку...

1954

@темы: Варлам Шаламов, Колымские рассказы, рассказы

19:10 

Ну вот, я здоров! Наконец-то!

Сегодня посмотрел аниме-фильм "Исчезновение Харухи Судзумии". Надо сказать, он даже лучше оригинального сериала! Мне очень понравится ^__^

20:58 

Необычный опыт.
Тащил вместе с гостем и мамой соседа на 4 этаж. У него на лестнице схватило сердце, жена в дверь постучала. Втроём дотащили. Медленно, не спеша, с остановками, с молитвой.

16:06 

Середина - о каждой RPG

В. Высоцкий
Баллада о борьбе

Средь оплывших свечей и вечерних молитв,
Средь военных трофеев и мирных костров
Жили книжные дети, не знавшие битв,
Изнывая от мелких своих катастроф.

Детям вечно досаден
Их возраст и быт —
И дрались мы до ссадин,
До смертных обид,
Но одежды латали
Нам матери в срок —
Мы же книги глотали,
Пьянея от строк.

Липли волосы нам на вспотевшие лбы,
И сосало под ложечкой сладко от фраз,
И кружил наши головы запах борьбы,
Со страниц пожелтевших слетая на нас.

И пытались постичь
Мы, не знавшие войн,
За воинственный клич
Принимавшие вой,
Тайну слова "приказ",
Назначенье границ,
Смысл атаки и лязг
Боевых колесниц.

А в кипящих котлах прежних боен и смут
Столько пищи для маленьких наших мозгов!
Мы на роли предателей, трусов, иуд
В детских играх своих назначали врагов.

И злодея следам
Не давали остыть,
И прекраснейших дам
Обещали любить;
И, друзей успокоив
И ближних любя,
Мы на роли героев
Вводили себя.

Только в грёзы нельзя насовсем убежать:
Краткий век у забав — столько боли вокруг!
Попытайся ладони у мёртвых разжать
И оружье принять из натруженных рук.

Испытай, завладев
Ещё тёплым мечом
И доспехи надев, —
Что почём, что почём!
Разберись, кто ты: трус
Иль избранник судьбы —
И попробуй на вкус
Настоящей борьбы.

И когда рядом рухнет израненный друг,
И над первой потерей ты взвоешь, скорбя,
И когда ты без кожи останешься вдруг
Оттого, что убили его — не тебя,

Ты поймёшь, что узнал,
Отличил, отыскал
По оскалу забрал —
Это смерти оскал!
Ложь и зло — погляди,
Как их лица грубы,
И всегда позади
Вороньё и гробы!

Если мяса с ножа
Ты не ел ни куска,
Если руки сложа
Наблюдал свысока,
А в борьбу не вступил
С подлецом, с палачом, —
Значит в жизни ты был
Ни при чём, ни при чём!

Если, путь прорубая отцовским мечом,
Ты солёные слёзы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал что почём, —
Значит, нужные книги ты в детстве читал!

Journey on the Grand Line

главная